http://www.n52n.ru
Главная страница сайта www.n52n.ru

Нижний Новгород

На русском In English

вчера сегодня завтра

Шаг назад Шаг вперёд
Добавить в избранное - www.n52n.ru Сделать стартовой - www.n52n.ru Написать отзыв о сайте или сообщение администратору Прислать фотографию Карта сайта
Олень - символ Нижнего Новгорода
ФОРУМ
СЕРВИС

- Авторизация

- Доска объявлений

- Частные галереи

ФОТОГРАФИИ

- Старый Нижний

- Горький

- Нижний Новгород
сегодня

- Вчера - Сегодня

АКТУАЛЬНО

- Новости
Нижнего Новгорода

- Новости
Сайта www.n52n.ru

- Погода

- Карты

- Справочник

НАШ ГОРОД

- Символы

- Устав

- Даты — события

- Общая информация

- Легенды и предания

 
КАРТА САЙТА
КОНТАКТЫ
О ПРОЕКТЕ
Назад Содержание Вперёд

Легенды, предания и сказки
города Нижнего Новгорода
и нижегородского края


61. О РАЗНИЦАХ И ИХ КЛАДАХ


— Голытьба в стары годы по лесам жила, жила голытьба и промеж полей... Кормиться стало не­чем: хлеба недороды, подати большие, от бояр, от приказных людей утесненье... Хоть в землю зары­вайся, хоть заживо в гроб ложись... И побежала голытьба врозь, и стала она вольными казаками... Тут и зачинались казачьи времена… Котора го­лытьба на Украину пошла — та ляхов да бусурма нов побивала, свою казацкую кровь за Христову веру проливала... Котора голытьба в Сибирь мах­нула— та сибирские места полонила и великому государю Сибирским царством поклонилась... А на Волгу на матушку посыпала что ни на есть самая последняя голытьба. На своей-то стороне у ней не было ни кола ни двора, ни угла ни притула: одно только и оставалось за душой богачество: наготы да босоты изувешаны шесты, холоду да голоду анбары полны... Вот ладно, хорошо — высыпала та голытьба на Волгу, казаками назвалась... Атаманы да есаулы снаряжали легки лодочки косные и на тех на лодочках пошли по матушке по Волге раз­гуливать... Не попадай навстречу суда купецкие, не попадайся бояре да приказные: людей в воду, казну на себя!.. Веслом махнут — корабли возьмут, кистенем махнут — караван разобьют... Вот каковы бывали удальцы казаки поволжские...

— Это ты про разбойников? — молвил Патап Максимыч.

— По-вашему, разбойники, по-нашему, есаулы-молодцы да вольные казаки, — бойко ответил Ар­темий, с удальством тряхнув головой и сверкнув черными глазами. — Спеть, что ли, господин ку­пец?— спросил Артемий. — Словами не расска­жешь.

— Пой, пожалуй, — сказал Патап Максимыч.

Запел Артемий одну из разинских песен, их так много сохраняется в Поволжье:

Как повыше было села Лыскова,

Как пониже было села Юркина,

Супротив села Богомолова:

В луговой было во сторонушке,

Протекала тут речка быстрая,

Речка быстрая, омутистая,

Омутистая Лева Керженка.

— Наша реченька, голубушка!..—-с любовью молвил Артемий, прервав песню. — В стары годы и наша Лева Керженка славной рекой слыла, суда ходили по ней, косные плавали... В казачьи време­на атаманы да есаулы в нашу родну реченьку зи­мовать заходили, тут они и дуван дуванили, нажи­тое на Волге добро, значит, делили... А теперь и званья нашей реки не стало: завалило ее, голу­бушку, каршами, занесло замоинами, пошли по ней мели да перекаты... Так и пропала прежняя слава Керженца.

Громче прежнего свистнул Артемий и, тряхнув головою, запел:

Выплывала легка лодочка,

Легка лодочка атаманская,

Атамана Стеньки Разина.

Еще всем лодка изукрашена,

Казаками изусажена.

На ней парусы шелковые,

А веселки позолочены.

На корме сидит атаман с ружьем,

На носу стоит есаул с багром,

Посередь лодки парчевой шатер.

Как во том парчевом шатре

Лежат бочки золотой казны.

На казне сидит красна девица —

Атаманова полюбовница,

Есаулова сестра родная,

Казакам-гребцам — тетушка.

Сидит девка, призадумалась,

Посидевши, стала сказывать:

«Вы послушайте, добры молодцы,

Вы послушайте, милы племяннички,

Уж как мне, младой, мало спалося,

Мало спалося, много виделось,

Не корыстен же мне сон привиделся:

Атаману-то быть расстреляну,

Есаулу-то быть повешену,

Казакам-гребцам по тюрьмам сидеть,

А мне, вашей родной тетушке,

Потонуть в Волге-матушке».

— Вишь, и девки в те поры пророчили!—ска­зал Артемий, оборотясь к Патапу Максимычу. — Атаманова полюбовница вещий сон провидела... Вещая девка была... Сказывают, Соломонидой зва­ли ее, а родом была от Старого Макарья, купецкая дочь... И все сбылось по слову ее, как видела во сне, так и сталось... С ней самой атаман тут же по­решил— матушке Волге ее пожертвовал. «Трид­цать лет, — говорит, — с годиком гулял я по Вол­ге-матушке, тридцать лет с годиком тешил душу свою молодецкую, и ничем еще поилицу нашу, кор­милицу я не жаловал. Не пожалую, — говорит,— Волгу-матушку ни казной золотой, ни дорогим перекатным жемчугом, пожалую тем, чего на све­те краше нет, что нам, есаулы-молодцы, дороже всего». Да с этими словами хвать Соломониду поперек живота да со всего размаху как метнет ее в Волгу-матушку... Вот каков был удалой ата­ман Стенька Разин, по прозванью Тимофее­вич!..

Когда голытьба Волгой владела, атаманы с еса­улами каждо лето на косных разъезжали, боярски да купеческие суда очищали. И не только суда они грабили, доставалось городам и большим селам, де­ревень только да приселков не трогали, потому что там голытьба свой век коротала. Церквам божь­им да монастырям тоже спуску не было: не люби­ли есаулы монахов, особенно «посельских старцев», что монастырскими крестьянами правили... Вот наш Макарьев монастырь, сказывают, от них отборонился: брали его огненным боем, да крепок — устоял...

Ну вот есаулы-молодцы лето по Волге гуляют, а осенью на Керженец в леса зимовать. И теперь по здешним местам ихние землянки, знать... Та­кие же были, как наши. В тех самых зимницах, а не то в лесу на приметном месте нажитое добро в землю они и закапывали. Оттого и клады...

Много их тут по лесам-то. Вон хоть между Дорогучей да Першей два диких камня из земли тор­чат, один поболе, другой помене, оба с виду на ко­ней похожи. Так и зовут их: Конь да Жеребенок.

Промеж тех камней казацки зимницы бывали, тут и клады зарыты... А то еще озера тут по лесу есть, Нестиар, да Култай, да Пекшеяр прозываются, вкруг них тоже казацки зимницы, и тоже клады в них зарыты... И по Ялокше тоже, и по нашей лысковской речонке, Вишней прозывается... Между Ко­нем и Жеребенком большая зимница была, срубы до сей поры, знать... Грешным делом, и я тут ко­пал...

— Что ж, дорылся до чего?—спросил Патап Максимыч.

— Где дорыться!.. Есаулы-то ведь с зароком казну хоронили, — отвечал Артемий. — Надо сло­во знать, вещбу такую... Кто вещбу знает, молви только ее, клад-от сам выйдет наружу... А в том месте важный клад положон. Если б достался, вну­кам бы, правнукам не прожить... Двенадцать бочек золотой казны на серебряных цепях да пушка зо­лотая.

— Как пушка золотая? — с удивлением спросил Патап Максимыч.

— Так же золотая, из чистого золота лита... И ядра при ней золотые лежат, и жеребьи золотые, которыми Стенька Разин по бусурманам стрелял... Ведь он Персиянское царство заполонил. Ты это слыхал ли?

— Не статочное дело вору царство полонить, хоша бы и бусурманское, — молвил Патап Мак­симыч.

— Верно тебе говорю,— решительно сказал Ар­темий.— Кого хочешь спрашивай, всяк тебе ска­жет. Видишь ли, какое дело-то было. Волга-матуш­ка в Каспийское море пала, сам я на то море не раз с чегенником да с дрючками хаживал. По сю сто­рону того моря сторона русская, крещеная, по ту бусурманская, персиянская. Услыхал Стенька Ра­зин, что за морем у бусурманов много тысячей кре­щеного народу в полону живет. Собирает он каза­чий круг, говорит казакам такую речь: «Так и так, атаманы-молодцы, так и так, братцы-товарищи: па­ли до меня слухи, что за морем у персиянов много тысячей крещеного народу живет в полону в тяж­кой работе, в великой нужде и горькой неволе; надо бы нам, братцы, не полениться, за море съез­дить, потрудиться, их, сердечных, из той неволи выручить!» Есаулы-молодцы и все казаки в один голос гаркнули: «Веди нас, батька, в бусурманское царство русский полон выручать!..» Стенька Разин рад тому радешенек, а сам первым делом к кол­дуну. Спрашивает, как ему русский полон из бусурманской неволи выручить. Колдун говорит ему: «За великое ты дело, Стенька, принимаешься; бу­сурманское царство осилить — не мутовку обли­зать. Одной силой-храбростью тут не возьмешь, надо вещбу знать...» — «А какая же на то вещба есть?» — спросил у колдуна Стенька Разин. Тот ему тайное слово сказал да примолвил: «И с вещбой далеко не уедешь, а вылей ты золоту пушку, к ней золоты ядра да золотые жеребья, да чтоб золото было все церковное, а и лучше того мона­стырское... И как станешь палить, вещбу говорить, тут и заберешь в свои руки царство бусурманское». Стенька Разин так все и сделал, как ему колдуном было наказано.

— Что ж потом?—спросил Патап Максимыч.

— Известно что, — отвечал Артемий. — Зачал из золотой пушки палить да вещбу говорить — бу­сурманское царство ему и покорилось. Молодцы-есаулы крещеный полон на Русь вывезли, а всякого добра бусурманского столько набрали, что в лод­ках и положить было некуда: много в воду его по­метали...

— А как же кладом владать?—спросил Патап Максимыч.

— Это дело мудренее, чем клад достать, — от­вечал Артемий. — Сколько ни было счастливых, которым клады доставались, всем, почитай, богат­ство не в пользу пошло: тот сгорел, другой всех де­тей схоронил, третий сам погорел да с кругу спил­ся, а иной до палачовых рук дошел... Прахом боль­ше такие деньги идут... Счастливого человека, что вынул клад, враг день и ночь караулит и на вся­кое худое дело наталкивает... Знамо, хочется ока­янному душой его завладать, чтоб душой своей рас­платился он за богатство. Потому, как только ты вырыл клад, попов позови, молебен отпой, на церкву божию вклады не пожалей, бедным половину денег раздай и, какого человека в нужде ни встре­тишь, всякому помоги. Коли так поступишь — не­добрая сила тебя не коснется, и богатство твое, как вешня вода на поемах, каждый день, каждую ночь зачнет у тебя прибывать. Сколько денег ни­щим ты ни раздашь, а их опять, как снегу в степи, к тебе в дом нанесет. Так и в старинных записях писано: «А вынутый клад впрок бы пошел, ино церковь божью не забыть, нищей братье расто­чить, вдову, сироту призреть, странного удоволить, алчного напитать, хладного обогреть». Так и про золоту пушку писано...


О разинцах и их кладах. Текст с сокращениями взят из книги: П. И. Мельников (Андрей Печерский). «Собрание сочинений в шести томах. Том 2». М., Издательство «Прав­да», 1963, стр. 245—251.


Нижегородские предания и легенды / Сост. В.Н. Морохин. - Горький: Волго-Вятское кн. изд-во. - 1971. - С. 187-195.


Наверх
Назад Содержание Вперёд
Расширенный поиск

© Ярослав Щербаков 2010.

Все права на материалы, находящиеся на сайте – принадлежат их авторам, охраняются в соответствии с законодательством РФ, и представлены исключительно для ознакомления. При цитировании материалов действующая гиперссылка на сайт с указанием автора обязательна. Полное заимствование документа является нарушением российского и международного законодательства и возможно только с согласия администрации сайта www.n52n.ru.